Если вы обнаружили орфографическую ошибку в тексте, пожалуйста, сообщите нам о ней. Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.




Лояльный хан милее хама

Как автономии идут к независимости

02. 07. 1998 PDFфайл Убийство калмыцкой журналистки Ларисы Юдиной обнажило, на первый взгляд, незаметный процесс, идущий в недрах нашего государства, — формирование в инона­циональных анклавах или окраинах России фактически независимых диктаторских государств. Несомненно, что Лариса Юдина погибла потому, что мешала завершению этого процесса в одной из бывших российских автономий. Объективно она была главным агентом Москвы в Калмы­кии, постоянным и досадным для калмыцкого хана напо­минанием, что он все-таки не полноправный хан. И дело тут отнюдь не в идеологии. Илюмжинов идеологически чуть ли не русский шовинист, а Юдина боролась не за подчинение Москве, а за демократию и права человека. Дело в объективном, не зависящем от идеологий процессе. Построение в рамках какого-то государства, на части его территории, диктатуры — это, можно сказать, по определе­нию, и есть достижение этой территорией независимости. Диктатура — это суверенитет диктатора. И что бы ни думал сам Илюмжинов, объективно он уже почти вывел Кал­мыкию из состава России. Это отнюдь не чисто калмыцкий процесс. В разных фор­мах он идет почти во всех бывших российских автономиях. Илюмжинов с его вряд ли праведно нажитыми миллиарда­ми и упоением своим ханским единовластием очень не по­хож на вызывающего большие симпатии честного офицера Аушева, а Аушев совсем не похож на опытного аппаратчи­ка Рахимова. Но результат один — и Калмыкия, и Ингуше­тия, и Башкирия постепенно превращаются в независимые государства. Более того, они уже сейчас фактически не ме­нее суверенны, чем разбившая российскую армию Чеч­ня-Ичкерия. Уже сейчас, чтобы арестовать видного ингуш­ского чиновника, его надо обманом завлечь в Москву. Но так не только Басаева, но и Гельмута Коля арестовать мож­но. Вероятнее всего, очень скоро мы убедимся, что отстра­нить Илюмжинова уже невозможно, а это и есть независи­мость. Читать дальше »


Место «Яблока» среди ветвей власти

Глупо ввязываться в бой, не думая о победе 28. 05. 1998 PDFфайл В России сложилась оппозиционная либеральная пар­тия со специфически интеллигентским составом электо­рата и активистов — «Яблоко», положение которой крайне сложно. Власть ее терпеть не может, коммунисты — тоже, о жириновцах и говорить нечего. Хуже того, проправи­тельственная «демократическая» пресса стала активно ис­пользовать в публикациях о «Яблоке» традиционный для русской культуры образ брюзжащего интеллигента-неу­дачника, не способного ни на какое «настоящее» дело. Этот образ, естественно, очень плохо воздействует на приверженцев «Яблока», ибо брюзжащим интеллигентом никто быть не хочет, а все хотят быть волевыми и деятель­ными. В самом «Яблоке» в связи с этим наблюдается тен­денция к бегству поодиночке — туда, где власть и деньги, что, как всегда, оправдывается стремлением принести боль­шую пользу не только себе, но и обществу — например, на посту министра финансов. Поддаются таким искушениям немногие — но ведь и искушают немногих.Безусловно, насмешки над «яблочниками», как и вооб­ще характерные для нас насмешки над неудачниками, сто­ят недорого. Успех у нас имеет самое отдаленное отноше­ние к достоинствам человека. В политике тот, кто способен с убежденностью говорить глупости, приятные для массо­вого слуха (скажем, тот, кто мог в1991 г. говорить, что ра­дикальные рыночные реформы в сочетании с распадом Союза приведут к быстрому росту материального благо­состояния), естественно, имеет преимущества перед тем, кто для этого слишком умен или слишком порядочен. С другой стороны, и успехи делателей «настоящих» дел чаще всего сомнительны и непрочны. Строители социа­лизма, смеявшиеся над вроде бы умными и интеллигент­ными людьми, не способными найти себе место в новом мире, очень часто кончали крайней неудачей, как, несом­ненно, кончит и большинство теперешних нуворишей. И все же некоторая правда в насмешках над неудачливыми интеллигентами есть. Читать дальше »


Все пошли против Лебедя (И все вернулись битыми)

21. 05. 1998 PDFфайл В Красноярском крае произошло политическое зем­летрясение. Как и все землетрясения, оно долго подготав­ливалось разными «подземными» процессами, были ощу­тимы небольшие толчки и слышен доносящийся из глуби­ны гул. А потом произошел большой толчок, изменивший весь ландшафт, превративший горы в долины, а долины в горы. В битве при Енисее друг другу противостояли две си­лы. С одной стороны — генерал Лебедь, с другой — вся политическая элита и все организованные политические силы России (демократы, жириновцы, просто «патриоты» и коммунисты). В бой была введена самая тяжелая артил­лерия — «сам» Лужков, «сам» Селезнев, «сама» Пугачева, ЦК КПРФ и т. д. Против генерала выдвигались все мысли­мые обвинения, полностью взаимоисключающие друг дру­га: он одновременно изображался русским фашистом (и на улицы Красноярска выпускали якобы поддерживающих его «ряженых» фашистов), и ставленником еврейского капитала (когда наших демократов «допечет», они при­бегают и к таким приемам), и будущим российским дикта­тором, и человеком, замыслившим оторвать Красноярский край от России, и опасным милитаристом, и человеком, преступно окончившим победоносную войну в Чечне. Ни­чего не помогло. Лебедь победил всех, как какой-нибудь былинный герой или Наполеон, побеждавший коалицион­ные армии объединенной Европы. Читать дальше »


Воля к жизни против интересов класса

Лидер спровоцировал раскол элиты 02. 04. 1998 PDFфайл В истории страны, как и в жизни отдельного человека, очень трудно определить поворотные точки, в которых со­вершается исторический выбор. Очень часто ситуацию выбора создают не те события, что помпезно представляются в качестве «судьбоносных», а относительно скромные, ординарные, не заслужившие внимания современников. Ясно, например, что президентские выборы 1996 г. были лишь мнимой ситуацией исторического выбора, ибо их исход на деле был «запрограммирован». Наоборот, очень может быть, что неожиданная отставка правительства Черномырдина — событие значительно более важное по своим последствиям, чем может показаться на первый взгляд. Читать дальше »


Союз, которого не может быть

Почему Россия и Белоруссия не способны объединиться 05. 03. 1998 PDFфайл Важнейшим аргументом сторонников объединения России и Белоруссии является пример успешных интегра­ционных процессов в других частях мира, прежде всего в Европе. В самом деле, чем мы хуже, почему не можем создать если не сразу федерацию или конфедерацию, то хотя бы свой вариант ЕС, с реально действующими и постепенно расширяющими свою власть наднациональными органа­ми? В сознании русских и белорусов нет той глубокой па­мяти о причиненном друг другу зле, которую так долго и мучительно преодолевали, например, немцы и французы. Реальное содержание культур среднего белоруса и средне­го русского — практически общее. Степень экономических взаимосвязей — значительно большая, чем та, которую достигли европейские страны в результате своего мно­голетнего сближения. Конечные экономические выгоды интеграции (как, впрочем, любого снятия институцио­нальных барьеров на путях рынка) — несомненны. Есть очевидное стремление к объединению в обоих народах. И, наконец, есть два президента, которые вроде бы стремятся претворить его в жизнь. Читать дальше »


Круговорот фаворитов в Кремле

Особенности кадровой работы Бориса Ельцина 20. 11. 1997 PDFфайл Клубок дворцовых интриг, приведших к отставке «дружной команды молодых реформаторов», будет распутываться и уже распутывается в многочисленных статьях и передачах по радио и телевидению. Но мне думается, что наиболее интересно в этом событии все же не то, как оно связано с борьбой придворных клик и приближенных банков, судьбой Черномырдина, Березовского, ОНЭКСИМа и т. д., а то, что оно с предельной ясностью высвечивает закономерности нашей политической жизни. А именно: правление посредством периодически возвышаемых и затем низвергаемых фаворитов-временщиков. В самом деле, ведь все это мы уже видели, и Чубайс — далеко не первый временщик, еще недавно казавшийся всемогущим и вдруг низвергнутый. Самая очевидная параллель судьбе Чубайса — судьба другого «русского реформатора», Гайдара. При всем различии личностей Гайдара и Чубайса и способов их приближения и отстранения «рисунок» их политической судьбы — общий. И тот и другой — «выскочки» и временщики-фавориты, которых президент полюбил и стремительно возвысил почти так, как возвышали своих любовников императрицы XVIII века. (Сплетня об отношениях Чубайса и Татьяны Дьяченко, вероятно, просто сплетня, но возникновение ее не случайно—в возвышениях, подобных возвышению Гайдара и Чубайса, есть нечто от стремительного романа ветреной женщины, естественно, кончающегося изменой и новым романом.) И тот и другой — убежденные рыночники, с энтузиазмом выполняющие «необходимую грязную» работу. Читать дальше »


За «утешающий обман» надо платить

15. 05. 1997 PDFфайл Если провести референдум и спросить русских и белорусов, хотят ли они равноправного союза (федерации, конфедерации и пр.) двух государств, наверняка большинство скажут «да». Но между волей народов и ее реализацией — зазор не меньший, чем между желанием индивида и его исполнением. (Если спросить русских и белорусов на референдуме, хотят ли они неуклонного повышения своего жизненного уровня, они тоже скажут «да».) Реального, не бумажного, а прочного объединения России и Белоруссии в исторически обозримое время почти несомненно не будет. И дело не в противодействии западных «агентов влияния». (Тема «агентов влияния» становится у нас все более популярной, перейдя от коммунистов и жириновцев к Лужкову и Примакову.) Дело скорее в самих активных сторонниках объединения, которые хотят не просто союза России и Белоруссии, а такого союза, при котором каждый получил бы выгоду за счет другого, и все время пытаются обмануть друг друга и превратили дело объединения в какой-то немыслимый клубок лжи. Читать дальше »


Лучшее,что можно было сделать, - не делать ничего

24. 04. 1997 PDFфайл Во внешней политике России довольно четко просматривается определенная закономерность: после каждого российского действия ситуация оказывается хуже, чем она была до совершения этого действия, и хуже, чем она была бы, если бы этого действия вообще не было. При этом чем более энергичны и активны наши действия, тем больше и очевиднее отрицательный результат. Примеров, иллюстрирующих эту закономерность, — множество, и относятся они к самым разным сферам. Самый яркий, конечно, это — война в Чечне (объективно отношения с Чечней это уже тоже «внешняя политика»). Можно было ее просто не вести и спокойно договориться с Дудаевым о каком-нибудь «ассоциированном членстве» или «особом статусе». Мы пошли войной, результат — полная потеря Чечни, унижение России, ослабление позиций на всем Кавказе и т. д.Можно было просто не лезть в югославские дела. Но мы стали активно поддерживать Милошевича и Караджича. Результат обманул ожидания — Милошевич стал искать поддержки Запада, в Сербии, кажется, впервые за всю ее историю, вспыхнули антироссийские настроения, которых не было даже во времена борьбы Тито со Сталиным, а когда оппозиция окончательно придет к власти в Белграде, Сербия получит открыто враждебное России правительство. Читать дальше »


Новое размежевание и новый выбор

13. 02. 1997 PDFфайл Еще совсем недавно могло казаться, что российское общество разделено по относительно ясным линиям политического противостояния. С одной стороны — захватившие в 1991 г. власть «западники»: демократы, рыночники, противники империалистической политики. С другой — антизападническая оппозиция в ее двух легко переходящих друг в друга и сливающихся вариантах: националистически-православно-монархическом и коммунистическом. В октябре 1993 г. дело дошло даже до маленькой гражданской войны, но и в это время можно было заметить, что если не для рядовых защитников Белого дома, то для их лидеров борьба была отнюдь не такой страстной и идейной, как они пытались представить. А к 1997 г. имитационный, игровой характер борьбы оппозиции и власти стал виден невооруженным глазом. КПРФ перешла к сотрудничеству с режимом, прикрывая этот тайный альянс периодическими демонстрациями истерик, необходимых как для лидеров компартии, боящихся потерять свой электорат, состоящий из обездоленных и ненавидящих власть людей, так и для власти — чтобы запугивать обывателей и Запад угрозой «коммуно-фашизма». Читать дальше »


Стабильность свободного падения

11. 12. 1996 PDFфайл Три года назад принятие «ельцинской конституции» ознаменовало собой конец эпохи «революционных бурь» и вступление общества в полосу стабильности. Но стабильности, как и конституции, могут быть разными. Ельцинскую конституцию почти так же нельзя сравнивать с американской или немецкой, как и брежневскую, — у нее принципиально иные функции. Стабильность западных конституций — это стабильность формы, правил игры, в которой побеждают разные игроки, она предполагает нестабильность тех, кто стоит у власти. Стабильность ельцинской конституции — не формальна, а «содержательна». Ее функция — обеспечить власть определенного лица и группирующейся вокруг этого лица правящей олигархии. Она практически не создает противовесов президентской власти и оставляет для нее лишь одну опасность — сами президентские выборы. Но немыслимые ресурсы президентской власти и специфический характер нашей политической жизни — оппозиция, как бы специально сконструированная не для прихода к власти, а для запугивания обывателей и сохранения власти теперешней, — делают эту опасность минимальной. Читать дальше »


Ничто не оправдывает крови

24. 10. 1996 PDFфайл Уже три года Абхазия живет в состоянии «ни мира — ни войны». Между тем, на наш взгляд, сама суть конфликта практически не присутствует в его многочисленных обсуждениях. Плохо — всем. Судьба грузинских беженцев и принявшей их Грузии — очевидно ужасна. Но и судьбу победителей-абхазов тоже нельзя назвать особо счастливой. Независимость Абхазии никем не признана. Частью России, как рассчитывали некоторые абхазы, Абхазия не стала и не станет. Более того, российские друзья под давлением внешнего мира вынуждены были установить экономическую блокаду этой маленькой страны. Россия вляпалась в абхазский конфликт и теперь совершенно не понимает, что делать дальше. Она стала врагом для Грузии (чтобы понять, как к ней относятся, надо не слушать речи грузинских правителей, а смотреть результаты опросов грузинского общественного мнения). Перестает быть другом и для абхазов. А пограничное стояние её войск становится все более тягостным — и стоять до бесконечности не будешь, и уйти так просто нельзя. Ибо тогда возможна новая резня. Все загнали себя в тупик. Читать дальше »


Три романа двух славянок

26. 09. 1996 PDFфайл Поездка Александра Лебедя в Минск, по окончании которой российский генерал открыто продекларировал свои симпатии к белорусскому президенту, в глазах поклонников Лебедя — оплошность малоопытного политика. Между тем взаимное влечение двух этих лидеров высвечивает глубокое сходство их натур, родство способов их политического восхождения. С некоторыми допущениями в один ряд с этой парой можно поставить третью фигуру. Это — Ельцин, но, разумеется, не теперешний больной Ельцин, а Ельцин горбачёвского периода, ездивший в троллейбусе и даже один раз влезший на танк. В чем сходство всех трех персонажей? Ельцин и Лукашенко были объектами большой любви соответственно русского и белорусского народов, любви искренней и страстной, ломавшей все преграды и приведшей к соединению любящих. Любовь русского народа к Лебедю, вторая сильная любовь русских за десять лет, только начинается, и до соединения еще далеко, но признаков того, что оно произойдет, очень много. (Третья восточнославянская сестра, Украина, похоже, так сильно любить не умеет, ее романы — трезвее и спокойнее.) Читать дальше »


Оправдание августа

15. 08. 1996 PDFфайл Август 1991 года, как и октябрь 1917-го, был актом выбора, отсекавшим множество альтернатив и сужавшим «коридор возможностей». Не будь октября, могли возникнуть очень разные России, но после октября было уже предопределено, что если будет не Сталин, то «кто-нибудь вроде» Сталина, а затем, если бы не Хрущев, то тоже самое с небольшими вариациями сделал бы Маленков или даже Берия, и, возможно, если бы не было Горбачёва, то появился бы какой-либо его аналог. Не будь августа, тоже могли бы быть разные России, но после него мы встали на путь, на котором были неизбежны если не Беловежские соглашения, то аналогичные соглашения в каком-либо ином месте, если не гайдаровская реформа, то какая-нибудь отличающаяся только деталями «авеновская», если не октябрь 1993-го, то что-нибудь в этом роде, если миллиардер — не придворный теннисист, то, скажем, врач, или массажист, или муж секретарши. О чем думали, что чувствовали те люди, которые, собравшись вокруг Белого дома, отразив «гэкачепистов» и взяв власть, вернее, передав власть своим лидерам, определили наш исторический выбор? Читать дальше »


Нас берут на испуг

12. 05. 1996 PDFфайл Стратегия правящей группировки на президентских выборах предельно проста и эффективна. Это — стратегия нагнетания страха, антикоммунистической истерии, на волне которой крайне непопулярный президент сначала проходит во второй тур голосами тех, кто его не любит, но боится дробления голосов демократов, а во втором туре побеждает, получив голоса и тех, кто не любит его еще больше и не смог преодолеть этой нелюбви на первом туре. Удобства такой стратегии — очевидны. Если люди убеждены, что зло. с которым ты борешься, есть зло бесконечное и абсолютное, то сам ты уже можешь делать всё, что угодно — любое твое зло будет относительным и меньшим «по определению». Все, что наделал теперешний президент и что он еще наделает, когда будет переизбран, — мелочи, ибо коммунисты — это ГУЛАГ, Сталин, голод, гражданская война, мировая война, национал-социализм и т. д. и т. п. Читать дальше »


Есть ли шанс у порядочных и умных?

07. 03. 1996 PDFфайл Данные опроса, опубликованного недавно в «ОГ» (№6, 1996 г.), говорят о том, что на первом месте среди качеств, которыми, по мнению наших сограждан, должен обладать президент России, стоят ум и честность. Опыт руководителя, воля, лидерские способности, обаяние и др. ценятся значительно меньше. Ничего удивительного в высокой оценки ума и честности нет. Удивительно другое — разительное расхождение между этими предпочтениями и реальностью нашей политической жизни. Писать об уме и честности политиков не принято. Особенно не принято писать об уме — существует табу на слово «дурак» и даже на его смягчающие замены типа «недостаток интеллекта». Во-первых, наша культура склонна излишне высоко оценивать интеллект, так что назвать человека негодяем у нас — меньшее оскорбление, чем сказать, что он не очень умен. Во-вторых, интеллект — нечто неопределенное, измерить его невозможно, и, если допустить в политический диалог слово «дурак», он легко превратится в вариант базарной или кухонной склоки. И тем не менее это табуирование несколько чрезмерно. Ведь запрет на обсуждение интеллектуального уровня политиков фактически является запретом на анализ и обсуждение очень важного среза политической жизни. Попробуем рассмотреть наших главных претендентов на президентское кресло (по общему мнению — это Зюганов и Ельцин), не нарушая, однако, этого табу. Наша задача облегчится, если мы объединим в нашем рассмотрении интеллект и честность (как они соединены в данных опросах). Читать дальше »


Борис Николаевич, позвоните Дудаеву

01. 02. 1996 PDFфайл Войну в Чечне можно прекратить за пятнадцать минут, из которых десять пойдет на установление телефонной связи Ельцина с Дудаевым, а пять — на разговор, в котором Ельцин предлагает встречу и переговоры без предварительных условий. Это совершенно ясно. Но ясно и одно условие, которое обязательно должно предварять эти переговоры, ибо без него они бессмысленны. Это условие — согласие России на независимость Чечни. Можно договориться с чеченцами и удержать за Россией северную, заселенную русскими часть Чечни. Можно придумать какой-нибудь переходный период или какую-нибудь формулу типа «ассоциированного членства в Российской Федерации». Но суть от этого не меняется. Мира можно достичь за пять минут, если мы готовы отдать Чечню чеченцам. Попробуем, однако, спокойно взвесить все «за» и «против» такого акта. Читать дальше »


Проиграли все, кроме президента

28. 12. 1995 PDFфайл Итоги выборов во вторую Думу таковы, что нет ни одной серьезной политической партии, которая могла бы быть ими довольна. Фактически потерпели поражение все партии и все политические силы России. Ясно, что проиграли демократы-западники — все вместе и каждый в отдельности. Наиболее очевиден проигрыш вроде бы самого перспективного демократического объединения Явлинского, которому не удалось выйти за пределы того небольшого участка электората, на котором топчутся и топчут друг друга все партии и группировки демократов. Проиграл Черномырдин, ибо в естественном, совершенно не зависящем от личных планов премьера, «перетягивании каната» между ним и Ельциным собранные НДР 9,8 процента — это слишком мало для того, чтобы «правящий класс» увидел в Черномырдине человека, который может стать главой «коалиции власти и богатства». Проиграл Жириновский и русский национализм в целом, ибо неудача КРО, возглавляемого (фактически) Лебедем, выявила неспособность перспективного варианта «патриотизма» вытеснить его явно неперспективный вариант — ЛДПР. (Возможно, люди просто не поняли союза генерала с не совсем известными им политиками — Скоковым и Глазьевым?) Читать дальше »


Старика жалко. Но оживлению он не подлежит

24. 08. 1995 PDFфайл Четыре года назад гэкачепистский путч стал толчком к окончательному развалу Союза. 20—27 августа провозгласили независимость Эстония, Латвия, Украина, Беларусь, Молдова; еще через несколько дней — Азербайджан, Киргизия и Узбекистан. Почувствовав, что когда-то грозный старик отдает концы, наследники бросились его добивать. Впереди маячили Беловежские посиделки. Те, кто готовы были пинать Союз, действовали так, будто, не добей его сейчас, он вообще никогда не умрет, более того, воспрянет снова молодым, сильным и жестоким. Те же, кто отстаивал Союз, думали, что если они сейчас спасут его, то сохранят «навсегда». На самом же деле сама дилемма: «сохранить или уничтожить» — была ложная. Если можно вылечить человека от болезни (или просто — не убивать его), это отнюдь не значит, что он вообще не умрет. Читать дальше »


Президент Лукашенко - вождь восточных славян

10. 08. 1995 PDFфайл Либеральная белорусская пресса, оппозиционная Александру Лукашенко, не спорит о том, хочет или нет он стать президентом Великой России или какой-нибудь Восточно-Славянской Федерации. Спорят лишь о том, может ли это у него получиться. Готовность Лукашенко ездить в русскую провинцию и вступать там в прямые контакты с местными лидерами, стремление попасть в российские СМИ, легкость, с которой он признает русских «старшими братьями» белорусов, находят свое объяснение. Это — не поведение человека, достигшего вершины карьеры, дальнейшее «восхождение» которого уже неотделимо от «восхождения», успехов его государства. Это, скорее, поведение человека, для которого его страна слишком мала, как для Наполеона была мала Корсика, а для Гитлера Австрия. На первый взгляд, это просто бред. Но только на первый взгляд. Внимательное рассмотрение белорусской ситуации и возникшего из нее «феномена Лукашенко» делает эту гипотезу (разумеется, не гипотезу о Лукашенко как о нашем будущем президенте, а гипотезу о том, что он вынашивает подобные планы) довольно правдоподобной. Читать дальше »


Какую песню споёт генерал Лебедь

18. 05. 1995 PDFфайл Генерал Александр Лебедь — поразительное явление в российской политике. Знаменитым полководцем его не назовешь, и битву за Бендеры не причислишь к великим битвам русской истории. Яркой и многообещающей политической программы у него нет. Сидит он в Тирасполе,в отдаленности от политических центров. И кроме того, он несколько раз твердо и, похоже, искренне, заявлял, что баллотироваться в президенты не помышляет. И тем не менее фигура Лебедя присутствует во всех попытках прогнозов будущих президентских выборов. Некоторые серьезные аналитики даже считают, что он — очень вероятный победитель и, может быть, уже в первом туре. Какая же таинственная сила выталкивает этого человека в большую политику? Если у нас вообще состоятся президентские выборы в 1996 г., это, естественно, будут выборы образов, «имиджей», включающих символическо-идеологические компоненты (произнесение слова «держава» с большей или меньшей дрожью в голосе, появление или непоявление в церкви со свечкой и т. д.). Победит тот, кто «понравится». И хотя Лебедя никак нельзя назвать «самым обаятельным и привлекательным», в его образе есть нечто, что соответствует глубинным психологическим потребностям многих современных российских людей. Читать дальше »



Страница 7 из 812345678




    Система Orphus         Артем Фурман - Изготовление сферических панорам и виртуальных туров.     Л. К. С. Перевод любой сложности и организация конференций     WebFaces - Делай сайт с головой!