Судьба Левады и судьба режима

13.08.2003  PDF файл Всероссийский центр по изучению общественного мнения передан властью в руки людей, которым власть доверяет, и команда во главе с Юрием Левадой будет разогнана. Лет тридцать назад Леваду уже снимали и разгоняли его тогдашнюю команду, и по тем же самым причинам - у него никогда нельзя было заранее знать, какие результаты покажут его опросы. Быстрота, с которой наше общество возвращается к советским формам общественной жизни, порождает комические эффекты. Поскольку поколение еще не успело полностью смениться, не только воспроизводятся старые ситуации и роли, но иногда эти роли исполняют те же люди, что и в советское время. Новый гимн сочиняет не какой-то новый Михалков, а просто тот же самый. И снимают не некоего нового Леваду, а того же самого. Ликвидация независимой службы опросов общественного мнения - естественный этап нашей эволюции. Мы начали с "безальтернативной" президентской власти. Безальтернативный президент, однако, не может долго сосуществовать с альтернативным парламентом. Значит, и парламент должен стать безальтернативным. Но ведь будет странно, если "Единая Россия" получит большинство мест в Думе, а опросы будут показывать, что за нее - меньшинство. Значит, и опросы должны быть соответствующие. Если уж наводить порядок, то во всем доме. Все должно быть гармонично. Устанавливая контроль над опросами общественного мнения, власть рассчитывает контролировать и само это мнение.  И в определенной мере такой расчет верен. Ведь опрос - это измерение, влияющее на то, что измеряется. Например, у человека возникли смутные сомнения в том, что Путин - замечательный президент. Если при этом он узнает, что ни у кого таких сомнений нет, он может подумать, что сомнения у него - из-за какой-то его индивидуальной ненормальности, и их подавить. Но если он узнает, что они возникли у многих, они у него закрепятся, он станет ими делиться с другими, и может даже произойти обвал общественного мнения. Это похоже на механизм игры на бирже. Узнав, что акции, все время шедшие вверх, вдруг пошли вниз, люди могут броситься их продавать, и их цена стремительно пойдет вниз. И так как рейтинги (пока еще реальные) нашего президента - уже очень долго так высоки, что расти им некуда, возможность такого обвала - все больше. Но если публикуемые цифры рейтингов будут стабильно высокими, то и реальные рейтинги какое-то время можно будет поддерживать. Так что, исходя из своих задач и интересов, власть делает совершенно правильно, уничтожая ВЦИОМ, как она делала совершенно правильно, уничтожив НТВ, "Новые известия" и т.д и т.п. Но наряду с этими вполне рациональными мотивами у власти, несомненно, присутствует и другой, не такой рациональный, но вполне понятный человеческий мотив. Кому приятно раскрывать вциомовские отчеты, каждый раз расстраиваясь, что все меньше людей одобряет войну в Чечне, и нервничая, не пошел ли твой рейтинг вниз.А если опросы - безальтернативные, то, может быть, твой рейтинг и опускается, а ты и не знаешь, и не расстраиваешься. Как пойдешь к врачам на обследование, так обязательно у тебя что-нибудь найдут. А не ходишь - и живешь спокойно. Потом, конечно, придется расплачиваться. Но это - потом. Безальтернативная власть, погружая общество в иллюзорный мир, всегда погружается в него и сама. И чем большим становится ее формальный контроль над обществом, тем больше на деле она его утрачивает. Ведь невозможно контролировать то, что тебе не известно. Внешне советская власть контролировала все и была тотально защищена от всех угроз извне и изнутри. Даже от угрозы со стороны социологии. Но "перестройка" показала, что стоил этот контроль над обществом, о котором власть имела самые смутные представления. "Конец подкрался незаметно" - судьба всех безальтернативных режимов. И чем успешнее будет наша власть в реализации своего стремления к контролю, тем скорее и неожиданнее для нее придет ее конец. От первого снятия Левады, данные которого мешали советской власти контролировать общество и нарушали ее покой, до конца этой власти прошло лет двадцать. Но на новом витке спирали все развивается как-то очень быстро.